Русские православные монастыри и их роль в развитии национальной культуры

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Реферат. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: Культурология
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=4396 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 1 из 3 [Всего 3 записей]1 2 3 »

История русского монастыря

Монашество появилось на Руси вместе с христианством. Митрополит Илларион был первым посвященным в этот сан (1051 г.). Вспоминая близкое к нему время водворения христианства при Влади-мире Святом, писал в одном из своих сочинений, что уже тогда "монастыреве на горах сташа". Какие именно монастыри имел в виду митрополит, сколько их было при князе Владимире и как они были уст-роены осталось неизвестным.

Письменные известия об отдельных монастырях появляются с княжения Ярослава I. В первые два века христианской жизни Руси наи-большее количество монастырей встречается в центральной полосе тогдашней Русской земли, где было наиболее сгущено русское население и с наименьшими затруднениями распространялось христианство. Из 70 монастырей, известных до конца XII в., на эту полосу приходится до 50. Наибольшее количество монастырей расположено в старейших общественных центрах (Киев, Новгород), остальные рассеяны по вто-ростепенным областным средоточиям южной и северной Руси (Галич, Чернигов, Смоленск, Ростов, Владимир).

В XIII в. расширяется круг городских и подгородных монасты-рей, указывая на размножения центров общественной жизни. В север-ных городах к существовавшим прежде монастырям прибавляются но-вые, и в то же время появляются первые монастыри в других городах - Твери, Ярославле, Костроме, Нижнем Новгороде, Москве, Устюге. Го-род, особенно стольно-княжеский, не считался благоустроенным, если не имел монастыря и собора.

Но с XIV в. замечаем важную перемену в способе распростра-нения монастырей и именно на севере. Ранее почти все монастыри как в южной, так и в северной России строились в городах или в их бли-жайших окрестностях. Редко появлялась пустынь, монастырек, возни-кавший вдали от городов, в пустынной, незаселенной местности, обык-новенно среди глухого леса. В первые века нашей христианской жизни пустынная обитель мелькает редким, случайным явлением среди город-ских и подгородных монастырей.

С XIV в. движение в лесную пустыню развивается среди север-ного русского монашества быстро и сильно: пустынные монастыри, возникшие в этом веке, числом сравнялись с новыми городскими, в XV в. превзошли их более чем вдвое.

Городские и пустынные монастыри различались между собой не одной только внешней обстановкой, но и общественным значением, духом, складывавшегося в тех и других быта и в большинстве случаев самим происхождением. Городские и подгородные монастыри обыкно-венно созидались набожным усердием высших церковных иерархов, также князей, бояр, богатых горожан - людей, которые оставались в стороне от основанных ими обителей, не входили в состав созванного ими монастырского братства. Живя среди мира, в ежедневном с ним общении и для его религиозных нужд, такие монастыри и назывались "мирскими".

Другие имели более самобытное происхождение, основывались людьми, которые, отрекшись от мира, уходили в пустыню, там стано-вились руководителями собиравшегося к ним братства и сами вместе с ним изыскивали средства для построения и содержания монастыря. Иные основатели таких пустынных монастырей становились отшель-никами прямо из мира, еще до пострижения, но большинство проходило иноческий искус в каком-либо монастыре, обыкновенно также пустынном, и оттуда потом уходили для лесного уединения и создавали новые пустынные обители, являющиеся как бы колониями старых. Три четверти пустынных монастырей XIV и XV вв. Были такими колониями, образовывались путем выселения их основателей из других монастырей, большей частью пустынных.

Пустынный монастырь воспитывал в своем братстве особое настроение. Основатель его некогда ушел в лес, чтобы спастись в без-молвном уединении, убежденный, что в миру, среди людской молвы, то невозможно. К нему собирались такие же искатели безмолвия. Стро-гость жизни, слава подвигов привлекали сюда издалека не только бого-мольцев и вкладчиков, но и крестьян, которые селились вокруг бога-тевшей обители, как религиозной и хозяйственной своей опоры, рубили окрестный лес, ставили дома, расчищали нивы. Здесь монастырская колонизация встречалась с крестьянской и служила ей невольной путе-водительницей. Так на месте одинокой хижины отшельника вырастал многолюдный, богатый и шумный монастырь.

Но среди братии нередко оказывался ученик основателя, тяго-тившийся этим неиноческим шумом и богатством, верный духу и пре-данию своего учителя, он с его же благословения уходил от него в не-тронутую пустыню, и там тем же порядком возникала новая лесная обитель. Иногда сам основатель бросал свой монастырь, чтобы в но-вом лесу повторить свой прежний опыт. Так из одиночных разобщен-ных местных явлений складывалось широкое колонизационное движе-ние, которое исходя из нескольких центров, в продолжение четырех столетий проникало в самые неприступные медвежьи углы и усеивало монастырями обширные лесные дебри России.

Некоторые монастыри являлись особенно деятельными мет-рополиями. Первое место среди них занимал монастырь Троицкий Сер-гиев, возникший в 40-х годах XIV в. Преподобный Сергий был великим устроителем монастырей: своим смирением, терпеливым вниманием к людским нуждам и слабостям, неослабным трудолюбием он умел не только установить в своей обители образцовый порядок иноческого общежития, но и воспитать в своей братии дух самоотвержения и энергии подвижничества. Его призывали строить монастыри и в Москву, и в Серпухов, и в Коломну. Он пользовался всяким случаем завести обитель, где находил то нужным. В 1365 г. великий князь Дмитрий Донской послал его в Нижний Новгород мирить ссорившихся князей - братьев Константиновичей, и на пути, мимоходом, он нашел время в глуши Гороховского уезда, на болоте у реки Клязьмы, устроить пустыньку, воздвигнуть в ней храм св. Троицы.

Обитель Сергия и развила широкую колонизаторскую деятель-ность. В продолжение XIV и XV вв. Из Сергиева монастыря или из его колоний образовалось 27 пустынных монастырей, не говоря о 8 город-ских.

Этими колониями были намечены главные направления мона-стырской колонизации. Если провести две линии от Троицкого Сергиева монастыря, одну по реке Костроме на реку Вычегду, другую по Шексне на Белоозеро, этими линиями будет очерчено пространство, куда с конца XIV в. усиленно направлялась монастырская колонизация из мона-стырей центрального междуречья - Оки и Волги и их колоний. Неболь-шие лесные речки унизывались десятками монастырей, основатели ко-торых выходили из Троицкой Сергиевой обители, из Ростова (св. Сте-фан Пермский), из монастырей Каменного на Кубенском озере и Кирил-лова Белозерского. Движение шло полосами по рекам, не соблюдая гео-графической последовательности.

При разносторонних местных уклонениях движение пустынных монастырей сохраняло свое общее направление на беломорский север. Это движение имело очень важное значение в древнерусской колониза-ции. Во-первых, лесной пустынный монастырь сам по себе, в своей тес-ной деревянной или каменной ограде, представлял земледельческое посе-ление, хотя и непохожее на мирские, крестьянские села; монахи расчи-щали лес, разводили огороды, пахали, косили, как и крестьяне. Но дей-ствие монастыря простиралось и на население, жившее за оградой. Во-круг монастыря образовывались мирские, крестьянские селения, кото-рые вместе с иноческой братией составляли один приход, тянувший к монастырской церкви. Таким образом, движение пустынных монасты-рей - это движение будущих сельских приходов. Во-вторых, куда шли монахи, туда же направлялось и крестьянское население. Не всегда можно указать, какое из этих движений шло впереди другого, где мо-нахи влекли за собой крестьян и где было наоборот, но очевидна связь между тем и другим движением. Поэтому направления, по которым двигались пустынные монастыри, могут служить показателями тех путей, по которым расходилось крестьянское население. Монах и кре-стьянин были попутчиками, шедшими рядом либо один впереди другого.

Осуществление идеи настоящего иночества надо искать имен-но в пустынных монастырях. Основатели их выходили на свой подвиг по внутреннему призванию и как правило еще в молодости.

Будущий основатель пустынного монастыря готовился к сво-ему делу продолжительным искусом обыкновенно в пустынном же мо-настыре под руководством опытного старца, часто самого основате-ля этого монастыря. Он проходил разные монастырские службы, начи-ная с самых черных работ, при строгом посте, "изнуряя плоть свою по вся дни, бодрствуя и молясь по вся нощи". Так усвоялось первое и основ-ное качество инока, отречение от своей воли, послушание без рассуж-дения. Проходя эту школу физического труда и нравственного самоот-вержения, подвижник вызывал среди братии удивленные толки, опас-ную для смирения "молву", а пустынная молва, по замечанию одного жития ничем не отличается от мятежной городской славы. Искушае-мому подвижнику приходилось бежать из воспитавшей его обители, искать безмолвия в настоящей глухой пустыне, и настоятель охотно благословлял его на это. Основатели пустынных монастырей даже по-ощряли своих учеников, в которых замечали духовную силу, по оконча-нии искуса уходить в пустыню, чтобы основывать там новые мона-стыри. Пустынный монастырь признавался совершеннейшей формой общежития, основание такого монастыря - высшим подвигом инока.

RSSСтраница 1 из 3 [Всего 3 записей]1 2 3 »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат