Развитие прав человека и Французская революция

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Курсовая работа. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: Правоведение
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=14022 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 4 из 12 [Всего 12 записей]« Первая ... « 2 3 4 5 6 » ... Последняя »

Далее в 17 статьях излагаются "права человека и гражданина". Укажем на основные.

Статья 1 гласила: "Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. Общественные различия могут основываться лишь на общей пользе". Ясно, что провозглашение свободы и равенства (речь шла, конечно, только о политическом равенстве и равенстве перед законом) естественными и неотчуждаемыми правами человека было направлено против деспотизма и сословного строя. Историк А. З. Манфред отмечает, что "в суровый век господства в большинстве стран феодально-абсолютистского строя с его догматами божественного происхождения монаршей власти, сословным неравенством, рабством, крепостничеством этот тезис о равенстве в правах всех людей звучал как вызов всему старому миру".8

В статье 2 декларации провозглашаются естественные и неотчуждаемые права человека и гражданина: "...свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению". И уже в этой статье проявляется противоречивый характер "Декларации...". Последнее утверждение о том, что народ имеет право на "сопротивление угнетению", никак не вязалось с законом о подавлении крестьянских и иных выступлений против угнетения. Оно не помешало Собранию принять в 1790 году закон, обязывающий "всех честных граждан" доносить о "подстрекателях" к беспорядкам, с которыми заранее обещали расправиться по законам военного времени.

В "Декларации..." сформулированы новые демократические принципы государственного строя, которые по существу отрицали законность абсолютной монархии. Так, статья 3 гласила:

"Источником суверенной власти является нация. Никакие учреждения, ни один индивид не могут обладать властью, которая не исходит явно от нации". Иными словами, верховная власть в государстве принадлежит народу. Понятно, что естественным развитием этой статьи было бы введение республиканского строя, но Собрание уже предрешило, что Франция останется монархией.

В статье 4 дается определение свободы: "Свобода состоит в возможности делать все, что не наносит вреда другому...". Таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. "Пределы эти могут быть определены только законом". Сфера законодательства ограничена: закон может воспрещать только такие действия, которые вредны обществу. Об этом гласит статья 5: "Все, что не запрещено законом, то дозволено, и никто не может быть принужден делать то, что не предписано законом". В этом нельзя не видеть противопоставления феодальному принципу: только то, что дозволено, то и разрешается. Статья заключает в себе философское обобщение свободы предпринимательской деятельности, "частной инициативы", отказа от стеснительных регламентаций. Статья 6 гласит, что закон есть выражение общей воли, то есть закон должен выражать волю всех членов общества, и потому каждый может участвовать в его образовании - лично или через представителей (депутатов). В определении закона видно влияние Руссо. Закон определяется как "выражение общей воли". Хотя в буржуазном государстве закон не выражает общей воли народа, сама идея Руссо была демократичной и прогрессивной. Та же статья требует равенства перед законом - все граждане равны перед законом, "и поэтому имеют равный доступ ко всем постам, публичным должностям и занятиям сообразно их способностям и без каких либо иных различий, кроме тех, что обусловлены их добродетелями и способностями". Из этой статьи с неизбежностью вытекало принятие всеобщего избирательного права, отказ от цензов при назначении чиновников, судей, присяжных и пр., то есть все то, чего не хотели и не собирались вводить. От этой прогрессивной демократической идеи, выраженной также и в статье первой, буржуазия немедленно же отказалась в конституции 1791 года, установив цензовое избирательное право.

Статьи 7 и 8 "Декларации..." устанавливали два важных принципа, относящихся к уголовному праву: никто не может быть привлечен к ответственности иначе, как в случаях, прямо предусмотренных законом. Этот принцип выражается формулой: "нет преступления, не указанного в законе" (nullum crimen sine lege). Никто не может быть наказан иначе, чем это прямо и непосредственно предусмотрено законом: "нет наказания, не указанного в законе" (nullum poena sine lege).

Оба эти принципа выражали отрицание феодального суда с его свободой усмотрения как в том, что есть преступление, так и в том, какое избрать наказание.

Статья 9, вызвавшая к жизни целую теорию, формулировала "презумпцию невиновности": "Поскольку каждый считается невиновным, пока его вина не установлена, то в случаях, когда признается нужным арест лица, любые излишне суровые меры, не являющиеся необходимыми, должны строжайше пресекаться законом". В основу презумпции был положен старый принцип процессуального права, известный с древнейших времен (Гортинская правда), практиковавшийся в некоторых феодальных судах и, наконец, ставший законом: сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Установление виновности было признано функцией суда; она констатировалась обвинительным приговором, вступившим в законную силу. Из правила презумпции невиновности вытекало, что бремя доказывания вины лежит на обвинителе (старое феодальное право требовало оправдывающих доказательств от самого обвиняемого).

Далее, в статьях 10 и 11, речь идет о свободе взглядов ("Никто не должен быть притесняем за свои взгляды, даже религиозные..."), свободе мыслей, слова, печати ("Свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека; каждый гражданин поэтому может свободно высказываться, писать, печатать..."), ограниченных угрозой за "злоупотребления этой свободой в случаях, предусмотренных законом".

В статьях 13 и 14 говорится о праве граждан участвовать в распределении налогов, "следить за его расходованием и определять его долевой размер, основание, порядок и продолжительность взимания".

Статья 15 устанавливала, что должностные лица обязаны отчитываться в своей деятельности перед обществом.

В статье 16 идея Монтескье о необходимости разделения властей выражена в следующей формуле: "Общество, где не обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет Конституции". Теория разделения властей даже в том умеренном виде, в каком она была разработана Монтескье, стала оружием идеологической борьбы с абсолютизмом, так как соединение законодательной, судебной и исполнительной власти в одном органе или лице благоприятствовало произволу и деспотизму.

Самой же спорной, противоречивой, много раз цитируемой, стала статья 17 "Декларации...", которая объявляла, что "...собственность есть право неприкосновенное и священное, никто не может быть лишен ее иначе, как в случае установленной законом явной общественной необходимости...". В этом сказывался буржуазный характер "Декларации..." с присущими ей противоречиями. Провозглашая право собственности священным, "Декларация..." тем самым опровергала первый из записанных ею принципов - равенство людей в правах, и увековечивала имущественное неравенство. "Но эта статья в ту пору имела и прогрессивное - антифеодальное - содержание. Провозглашая право собственности священным (в терминах почти буквально повторявших известную формулу Руссо), "Декларация..." стремилась защитить крестьянскую и буржуазную собственность от покушения на нее феодалов".9

В "Декларации..." ни слова не говорится о фактическом осуществлении трудящимися тех гражданских свобод, которые были в ней провозглашены, что характерно для всех буржуазных конституционных документов. "Декларация..." умалчивает о свободе собраний и свободе союзов. Это было вызвано страхом буржуазии перед революционно настроенными массами. Буржуазия уже тогда опасалась всякого организованного движения рабочих. Кроме того, почти все деятели революции отрицательно относились ко всяким профессиональным союзам, которые считались пережитком цехового строя и стесняли, по их мнению, индивидуальную свободу. Эти настроения и идеи были впоследствии ярко выражены в законе Ле-Шапелье от 14 июня 1791 года, воспретившем всякие союзы (как рабочих, так и предпринимателей), но по существу направленном только против рабочих.

RSSСтраница 4 из 12 [Всего 12 записей]« Первая ... « 2 3 4 5 6 » ... Последняя »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат