Проблема этического выбора литературного поколения 60-х, поколения "без пастыря"

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Дипломная работа. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: Литература
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=8664 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 1 из 17 [Всего 17 записей]1 2 3 4 5 » ... Последняя »

Введение

В этой работе нами будет исследована проблема этического выбора литературного поколения 60-х, поколения "без пастыря" (13,384), то есть не имеющего возможности руководствоваться го-товыми христианскими позициями, а существующего в ситуации религиозного сиротства. С рождением Советской империи наши со-отечественники лишились права открытого вероисповедания. За короткий срок системе удалось разрушить многовековые устои и вместо Мира "предложить" Антимир, вместо Рая Небесного - Рай Земной. Никакого давления и навязывания. На "договорной" осно-ве предполагалась замена в виде точного эквивалента, даже с не-которыми преимуществами: идеальная жизнь будет построена в сжатые сроки, здесь - на Земле.

Государство гордилось тем, что ему не хуже церкви удалось держать молодежь в "ежовых рукавицах", предъявляя к ней суро-вые нравственно-этические требования: "Всякая девица, достигшая восемнадцатилетнего возраста и не вышедшая замуж, обязана за-регистрироваться и получить программу-доклад "Об аскетизме, воздержании и половой распущенности" /из газетной статьи 1922 года/. Чем не христианские заповеди? Наверняка в этом докладе встречаются: НЕ ВОЗЖЕЛАЙ, НЕ ПРЕЛЮБОДЕЙСТВУЙ и т.д.

Несмотря на метаморфозы, происшедшие в нашем государст-ве после 1917 года человек продолжал восприниматься религиозно и этнически. Анкетные графы позволяли антирелигиозному госу-дарству бдительно следить за духовной жизнью общества, за со-вершенствованием его атеистического мышления.

Хотя большая часть литературного поколения "институтов не кончала", а в вопросах религии была мало осведомлена /Бродский впервые прочитал Библию в 23 года, тонкий знаток русского языка Сергей Довлатов однажды хотел переправить Ветхий Завет на Ста-рый/, в целом поколение 60-х годов можно назвать БОЛЕЕ чем ДУ-ХОВНЫМ. Нравственное чутье этих людей действовало на интуи-тивном уровне, их духовная организация позволяла творить по наи-тию. Если в окружающей действительности не было ничего стояще-го, они писали "жизнь" с собственной своей души. Примером под-сознательного этического выбора может послужить эпизод из "Фа-культета ненужных вещей" Юрия Домбровского: "странный" ху-дожник Калмыков, "который постоянно ходит в зеленых штанах, по-тому что у него такая вера" нарисовал на заказ эскиз картины. На большом листе ватмана изображено золотое небо астрологов, два сфинкса, знаки зодиака. Небо кажется глубоким и таинственным, до такой степени глубоким, что звезды сверкают как будто из беско-нечности. Небо живет самостоятельной жизнью, оно вечно, как мир. Ниже изображена огромная триумфальная арка. В арку въез-жает трактор "ЧТЗ", который движется прямо в небо. За рулем си-дит обыкновенный парень в рабочей куртке. Люди, плохо разби-рающиеся в искусстве: в перспективах, в нулевых точках, чувству-ют, что в картине что-то не так: "Они стояли, молчали и думали". Несоответствие земного и небесного не могло не бросится им в глаза. Что-то нужно убрать: и небо прекрасно, и трактор, как живой, хотя и традиционно-плакатный. Но как-то искусственно он выглядит под этим великим Небом. Почти так же искусственно, как просту-пающие изображения Ленина и Сталина на новых сортах яблок, умело выведенных искусными селекционерами. Несовместимость разнородных и разномастных миров ставят людей в ситуацию вы-бора. И они дают право на существование - НЕБУ. Опыт этого вы-бора не подчиняется рациональному контролю. Люди "отбросили" трактор не как сиюминутное (в противоположность вечному НЕБУ), но как факультативное, живущее за счёт этого НЕБА, пародирую-щее его явление, по духу не соответствующее и нахально противо-поставляющее.

Повседневное и обычное изымается из уникального вечного. Это иррациональная попытка ориентироваться в непостижимом ми-ре позволяет возвыситься до уровня Неба. То, что делают эти лю-ди-наблюдатели, можно наименовать примитивно-интуитивным уровнем разделения Миров. Значительно позже в фильме Никиты Михалкова "Утомлённые солнцем" будет рассмотрена проблема противоборства двух миров без участия в этом человека, т.е. выбор осуществляется на космическом уровне, человеческое сознание не в состоянии разделить эти два мира, и здесь требуется Высший Суд. На фоне огромного поля, живущего в треске кузнечиков, ды-шащего полуденным зноем и на фоне огромного неба парит воз-душный шар с изображением идола Земли. Шар уверенно и спокой-но движется в Небо. Как два разнородно заряженных элемента, они не могут не столкнуться. Апокалипсическая картина битвы только предполагается. Пока все спокойно, поле продолжает дремать, утомленное солнцем, люди ведут свои повседневные разговоры. Только в атмосфере дрожит какая-то страшная и неминуемая нота. Гибкая шаровая молния посылается на землю в знак того, что два мира столкнулись и жертвы теперь будут бессчетны.

В обоих случаях /и у Домбровского, и у Михалкова/ повседнев-ное и обыденное растаптывается вечным и уникальным. Хотя Небо в выигрыше, идея будущего катастрофизма не отпускает нас, а что, если когда-нибудь Земля будет уничтожена, потому что недостойна смотреть в лицо Неба?

Совершенно другую версию предложил человечеству в 70-х годах XX века писатель Сергей Довлатов. Он нашел возможность сосуществования двух миров в рамках анекдота и абсурда. Причем до него на таком масштабном уровне сделать этого не удавалось никому. Аверченко, Зощенко, Ильф и Петров, Ардов и даже Жва-нецкий рассматривали мир как сущность, отбрасывающую "нехо-рошую тень", которая, как в сказке, способна уничтожить своего хо-зяина. В их произведениях присутствует некоторая доля агрессии: уничтожить все, что мешает миру.

Довлатов же попытался отыскать компромисс и дать возмож-ность существовать двум мирам под одной крышей. Мало кто видел в Довлатове писателя - примиренца, писателя, в чьем нравствен-но-этическом опыте проявилось не осуждение мира и человека как несовершенных и негативных сущностей, а принятие их такими, ка-кие они есть.

Судя по тому, что в апреле 1998 года в Петербурге был открыт клуб "Пиво у Довлатова", в литературных кругах писателя продол-жают воспринимать в первую очередь как талантливого сатирика.

"Пиво у Довлатова" воспринимается как символ яркого сюже-та /съемки фильма о Петре I/, закрепленного в реальной действи-тельности. Люди желают иметь вещественное доказательство ве-селой шутки. Может быть, все это "издержки памяти", но как при-ятно думать, что именно возле этой пивной произошла та незабы-ваемая история.

Эта пивная воспринимается как образ - памятник, как особое довлатовское место в наших сердцах.

Степень изученности творчества этого писателя в нашей стране ничтожно мала, потому что его воспринимали очень упро-щенно и приземленно, но то, что публиковалось с 1992 года /в ос-новном воспоминания друзей/ позволяет дать высокую оценку его мастерству и душевным качествам. Случилось так, что с 1978 года Довлатов жил в США, и именно там он смог окончательно выразить себя как прозаик. В нашей стране до 1990 года не было опублико-вано ни одной его книги. На Западе же он выпустил 12 книг на рус-ском языке, стал лауреатом премии американского Пенклуба, печа-тался в престижнейшем "Ньюйоркере", где до него из русских про-заиков публиковался только Набоков, т.е. реализовал себя как пи-сатель и как человек. Эта работа ставит своей целью рассмотреть творчество Довлатова с примиренческой точки зрения, т.е. разгля-деть за стилистическими и поэтическими особенностями прозы Довлатова стремление нравственно оправдать мир и человека, в нем живущего, не разделять действительность на Мир и Антимир, а дать им возможность полностью реализовать себя в условиях аб-сурда. На самореализацию имеет право Добро и Зло, и плохой че-ловек и хороший, на оправдание имеет право время и безвременье, изгои и власть имущие.

Цель этой работы показать милосердие Довлатова в отноше-нии к герою и стилю, его жизни, в отношении к тексту и читателю. Поколение 60-х, как никакое другое поколение, обладало чувством высокой духовности. Когда был изгнан Бог, им пришлось "взращи-вать" его в собственных душах и произведениях. И этот Бог стал самым милосерднейшим и самым гуманнейшим в истории ХХ сто-летия. Отчего я так люблю Бродского и Довлатова, Уфлянда и Ло-сева, Рейна и Неймана? Оттого, что они так любят меня.

RSSСтраница 1 из 17 [Всего 17 записей]1 2 3 4 5 » ... Последняя »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат