Показания обвиняемого и подозреваемого

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Курсовая работа. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: Правоведение
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=8120 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 1 из 6 [Всего 6 записей]1 2 3 4 5 » ... Последняя »

Предмет и значение показаний обвиняемого и подозреваемого.

Обвиняемый вправе дать показания по предъявленному ему обвинению, по поводу иных известных ему обстоятельств по делу и имеющихся в деле доказательств.

Показания обвиняемого - это сообщение лицом, привлеченным в качестве обвиняемого, сведений по поводу предъявленного ему обвинения, иных известных ему обстоятельств по делу и имеющихся в деле доказательств, сделанное во время допроса в установленном законом порядке.

Уголовно-процессуальное право России считает показания обвиняемого самостоятельным видом доказательств. Как и другие доказательства, показания обвиняемого используются для установления истины по уголовному делу. В то же время право обвиняемого давать показания, опровергать обвинение является одним из выражений права обвиняемого на защиту, и показания обвиняемого превращаются в средство его защиты.

Показания обвиняемого (подсудимого), как и подозреваемого, потерпевшего, используются им для защиты своих законных интересов и поэтому содержат, кроме фактических данных, также мнения, предположения. Последние не имеют доказательственного значения, но могут служить основанием для версий о наличии обстоятельств, опровергающих обвинение или смягчающих ответственность.

При допросе обвиняемого необходимы: детализация и конкретизация фактических данных, содержащихся в показаниях; получение сведении об источнике по поводу каждого факта (ст. 68, 69, 150, 280, 343).

Дача показании - право, а не обязанность обвиняемого; он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Отказ от покаазаний не освобождает, однако, обвиняемого от обязанности являться по вызову.

Отказ подсудимого от дачи показаний не может рассматриваться как доказательство его вины или учитываться в качестве обстоятельств, отрицательно характеризующего его личность (Бюл. ВС РФ, 1996, № 7, с. 4).

Традиционная позиция законодательства относительно того, что дача показании право, а не обязанность обвиняемого, имеет в настоящее время законодательную базу (ст. 51 Конституции РФ).

Предмет показании обвиняемого не исчерпывается формулировкой обвинения. Он вправе давать показания о любых обстоятельствах, если считает, что они имеют значение для дела. Он может, в частности, дополнительно сообщить данные о смягчающих обстоятельствах, причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, других известных ему преступлениях. Его показания могут касаться характеристики другого обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, взаимоотношений с ними и между ними и т. д. Он допрашивается об обстоятельствах, существенных для обеспечения его прав (см. комментарий к ст. 68).

Сведения, имеющие значение для дела, обвиняемый может сообщить и в ходатайстве, заявлении, объяснении (ст. 68), защитительной речи, последнем слове, жалобе. По этим вопросам должны быть получены его дополнительные показания. Ссылка же на соображения, которые изложены в этих материалах, как на доказательства неправильна, так как они выражают лишь позицию при осуществлении защиты.

Показания обвиняемого нельзя рассматривать ни как "лучшее" доказательство по сравнению с другими, ни как "худшее". Часть 2 ст. 77 конкретизирует общее требование ст. 71 применительно к данному виду доказательств. Необходимость такой конкретизации обусловлена особой опасностью ошибок, связанных с переоценкой признания, но не означает, что показания обвиняемого изначально трактуются как менее ценные, чем другие доказательства.

Обвинение не может быть основано на одних лишь показаниях заинтересованного в исходе дела сообвиняемого при отсутствии других доказательств (Бюл. ВС РСФСР, 1980, № 4, с. 13). На эти случаи распространяется общее положение Конституции РФ (ст. 49) о том, что неустранимое сомнение в виновности лица толкуется в пользу обвиняемого.

Показания обвиняемого, при даче которых присутствовал прокурор, защитник, законный представитель, не имеют преимуществ без проверки и оценки их содержания в совокупности с другими доказательствами по правилам ч. 2 ст. 77. Вместе с тем факт присутствия указанных лиц имеет значение при оценке обоснованности последующего заявления обвиняемого о том, что данные показания не соответствуют действительности, так как допрашивающий нарушал законность при их получении.

Неточны рекомендации "закреплять" показания обвиняемого. Речь должна идти о проверке, при которой учитывается, что обвиняемый максимально заинтересован в определенном исходе дела (Бюл. ВС СССР, 1977, № 5, с. 24; 1978, № 1, с. 19, № 16, с. 7). В частности, давая показания в отношении других лиц, обвиняемый может стремиться переложить на них часть вины, скрыть действительных соучастников и т.д.

Следует учитывать естественное стремление обвиняемого защититься от обвинения или смягчить его. Поэтому нельзя принимать на веру не только его показания о событиях и действиях в связи с ним, но и субъективной стороне деяния. Конечно, нельзя впадать в противоположную ошибку, игнорируя без проверки сведения, полученные от обвиняемого, о цели и мотивах инкриминируемых действий, о квалифицирующих обстоятельствах, о замышлявшихся и осуществленных действиях соучастников. В этой связи важно, например, указание Верховного Суда РФ о том, что, если виновный угрожал потерпевшему негодным оружием или имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным оружием и т. д, необходимо включить в предмет показаний вопрос о том, сознавало ли лицо негодность указанных предметов для реализации угрозы (Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам, "Спарк". с. 352). И в других случаях предметом показаний обвиняемого (как и подозреваемою) может быть и описание им своего психического состояния в момент, предшествующий преступлению, и при совершении самого преступления. Эти данные могут играть, например, существенную роль при решении вопроса о необходимости назначения психиатрической или психолого-психиатрической экспертизы (Бюл. ВС РФ, 1994,№4,с. 10).

Вместе с тем, как уже сказано, показания обвиняемого о субъективной стороне деяния не могут быть положены в основу вывода по делу вне совокупности доказательств.

Рекомендации включать в предмет показаний обвиняемого обстоятельства, детализирующие фактическую сторону деяния, не противоречат праву этого лица отказаться от дачи показаний, не опасаясь, что этот факт будет оценен как свидетельствующий о его виновности. Если обвиняемому было разъяснено это право, его показания о фактических обстоятельствах дела являются реализацией его права на защиту. включая стремление к смягчению наказания с учетом дачи полных и правдивых показаний.

При изменении показаний обвиняемым необходимо выяснить и проверить причины, па которые он ссылается при этом.

Для обоснования вывода по делу могут после проверки использоваться Предыдущие показания, если они согласуются со всеми материалами дела и установлена необоснованность изменения ранее данных показаний. При сравнительной оценке показаний осуществляется их сопоставление с другими доказательствами, проводятся дополнительные следственные или судебные действия. См. также комментарий к п. 9.

Если обвиняемый ссылается на ложный оговор, необходимо выяснить его мнение о возможных мотивах последнего и чем он подтверждается. В обвинительном заключении, постановлении о прекращении дела, приговоре в этом случае приводятся доказательства, которыми эта ссылка опровергается или подтверждается.

В случае ложного самооговора лицу не возмещается ущерб, причиненный привлечением к уголовной ответственности, кроме случаев, когда самооговор явился результатом незаконных действий в отношении этого лица.

Отказ обвиняемого от дачи показаний, так же как и несообщение в ходе допроса убедительных данных, свидетельствующих о его невиновности, не служит доказательством виновности.

О природе показаний лиц, обвиняемых в соучастии в групповых преступлениях или в заранее не обещанном укрывательстве, недоносительстве в случае разделения, выделения или прекращения дел, см. комментарий кет. 72, 158.

О понятии незаконных приемов получения показаний и недопустимости доказательств, полученных с помощью таких приемов, см. комментарий к ст. 20, 69, 150.

RSSСтраница 1 из 6 [Всего 6 записей]1 2 3 4 5 » ... Последняя »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат