Петербург в творчестве О.Э.Мандельштама

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Реферат. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: Литература
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=8530 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 1 из 7 [Всего 7 записей]1 2 3 4 5 » ... Последняя »

Осип Эмильевич Мандельштам родился 3 (15) января 1891 года в Варшаве в семье мелкого коммерсанта. Отец его, Эмилий Вениаминович, потомок испанских евреев, выросший в патриархальной семье, самоучкой постигал европейскую культуру - Гете, Шиллера, Шекспира. Мать, Фло-ра Осиповна, в девичестве Вербловская, любила Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Достоевского.

Мандельштамы хотят дать детям настоящее образование, и вскоре семья перебирается в Павловск близ Петербурга, а затем в Петербург, в Коломну - старинный район ремесленников и разночинцев, с узкими ка-налами, торговыми рядами, лавочками, соборами и мостами…

"Мы часто переезжали с квартиры на квартиру, жили и в Максими-лиановском переулке, где в конце стреловидного Вознесенского виднелся скачущий Николай, и на Офицерской, поблизости от "Жизни за царя", над цветочным магазином Эйлерса". Последний из этих адресов - Офи-церская, 17, угол Прачешного переулка. Мандельштамы снимали кварти-ру во втором этаже.

В "Шуме времени" мы находим первые детские впечатления Ко-ломны. "Мы ходили гулять по Большой Морской в пустынной ее части, где красная лютеранская кирка и торцовая набережная Мойки. Так неза-метно подходили мы к Крюкову каналу, голландскому Петербургу эллин-гов и нептуновых арок с морскими эмблемами, к казармам гвардейского экипажа".

В этом районе располагались учреждения военного и морского ве-домств - интендантские склады, флотский экипаж, Ново-Адмиралтейская судоверфь. "Помню спуск броненосца "Ослябя", как чудовищная мор-ская гусеница выползла на воду, и подъемные краны, и ребра эллинга".

За Мойкой начиналась аристократическая Адмиралтейская часть, "Весь массив Петербурга, гранитные и торцовые кварталы, все это неж-ное сердце города, с разливом площадей, с кудрявыми садами, островами памятников, кариатидами Эрмитажа, таинственной Миллионной, где не было никогда прохожих и среди мраморов затесалась всего одна мелоч-ная лавочка, особенно же арку Главного штаба, Сенатскую площадь и голландский Петербург я считал чем-то священным и праздничным… Я бредил конногвардейскими латами и римскими шлемами кавалергардов, серебряными трубами Преображенского оркестра, и после майского па-рада любимым моим удовольствием был конногвардейский праздник на Благовещенье… Обычная жизнь города была бедна и однообразна. Еже-дневно часам к пяти происходило гулянье на Большой Морской - от Го-роховой до арки Генерального штаба. Все, что было в городе праздного и вылощенного, медленно двигалось туда и обратно по тротуарам, раскла-ниваясь: звяк шпор, французская и английская речь, живая выставка анг-лийского магазина и жокей-клуба. Сюда же бонны и гувернантки… при-водили детей: вздохнуть и сравнить с Елисейскими полями". На занятия музыкой маленького Осипа водили к Покрову. "Мне ставили руку по сис-теме Лешетицкого", - замечает он.

В 1900 году Осип поступает в Тенишевское училище, а семья пере-езжает на Литейный проспект. С сентября 1900 года училище располага-лось на Моховой в здании, построенном на средства князя Тенишева.

Вячеслав Николаевич Тенишев, получивший техническое образова-ние в Швейцарии, был разносторонне одаренным человеком и удачливым предпринимателем. Составив крупное состояние, он ликвидировал дела и обратился к научным занятиям. Основанное им Этнографическое бюро выпустило несколько книг о жизни и быте крестьян великорусских гу-берний.

Училище располагало прекрасными лабораториями, обсерваторией, оранжереей, мастерской, двумя библиотеками, издавался свой журнал, изучались немецкий и французский языки. Ежедневно проводились фи-зические занятия и игры на воздухе. В училище не было наказаний, оце-нок и экзаменов. Учебникам предпочитались наглядные методы препода-вания. Было много экскурсий: Путиловский завод. Горный институт. Бо-танический сад, озеро Селигер с посещением Иверского монастыря, на Белое море, в Крым, в Финляндию (Сенат, Сейм, музеи, водопад Иматра).

Образцовому устройству училища вполне соответствовал и состав педагогов. Первым директором был прославленный педагог А.Я. Остро-горский, русскую словесность преподавал В.В. Гиппиус - поэт, автор стихотворных книг и исследований о Пушкине. "Интеллигент строит храм литературы с неподвижными истуканами… В.В. учил строить лите-ратуру не как храм, а как род. В литературе он ценил патриархальное от-цовское начало культуры". Эта первая встреча с великой литературой оказалась для Мандельштама "непоправимой". Через двадцать лет он на-пишет: "Власть оценок В.В. длится надо мной и посейчас. Большое, с ним совершенное, путешествие по патриархату русской литературы… так и осталось единственным". Гиппиус был и первым критиком стихов юного Мандельштама, печатавшихся в журнале училища.

За окнами Тенишевского училища бушевала первая русская рево-люция, и отзвуки ее страстей доносились в классы. В большой аудитории училища часто устраивались публичные лекции, собрания Литературного фонда, заседания Юридического общества, "где с тихим шипением раз-ливался конституционный яд". Амфитеатр большой аудитории "в боль-шие дни брался с бою, и вся Моховая кипела, наводненная полицией и интеллигентской толпой… Вот в соседстве с таким домашним форумом воспитывались мы...".

Вспоминая о своих однокашниках, Мандельштам пишет: "А все-таки в Тенишевском были хорошие мальчики. Из того же мяса, из той же кости, что дети на портретах Серова. Маленькие аскеты, монахи в дет-ском своем монастыре". Среди сверстников Мандельштам выделяет Бо-риса Синани, сына известного петербургского психиатра Бориса Наумо-вича Синани. Борис Наумович был близок с видными народниками, дру-жил с Глебом Успенским и Н.К. Михайловским. В доме Синани на Пуш-кинской собиралась молодежь, кипели политические дискуссии. "Мне было смутно и беспокойно. Все волненье века передавалось мне. Кругом перебегали странные токи… Мальчики девятьсот пятого года шли в рево-люцию с тем же чувством, с каким Николенька Ростов шел в гусары". В доме на Пушкинской Мандельштам мог наблюдать решительных моло-дых людей - членов боевых организаций социал-революционеров, и ко-гда он пишет о Борисе Синани, что тот "глубоко понимал сущность эсер-ства и внутренне еще мальчиком его перерос", то можно понять, что то-гда же складывалось и его собственное неприятие политического радика-лизма. В эту пору Мандельштам читает Герцена и Блока, смотрит Ибсена у Комиссаржевской, посещает концерты в Дворянском собрании и, ко-нечно, пишет стихи.

* * *

В первые годы после окончания Тенишевского Мандельштам много времени проводит за границей, посещает Францию, Италию. В письме В.В. Гиппиусу из Парижа 27 апреля 1908 года он пишет: "Живу я здесь очень одиноко и не занимаюсь почти ничем, кроме поэзии и музыки. Кроме Верлэна, я написал о Роденбахе и Сологубе и собираюсь писать о Гамсуне. Затем немного прозы и стихов. Лето я собираюсь провести в Италии, а, вернувшись, поступить в университет и систематически изу-чать литературу и философию". В 1909-1910 гг. Мандельштам занимает-ся философией и филологией в Гейдельбергском университете. В Петер-бурге он посещает собрания Религиозно-философского общества, члена-ми которого были виднейшие мыслители и литераторы Н. Бердяев, Д. Мережковский, Д. Философов, Вяч. Иванов.

В эти годы Мандельштам сближается с петербургской литературной средой. В 1909 году он впервые появляется у Вячеслава Иванова на Тав-рической. Квартира Иванова помещалась в круглой башенной надстрой-ке, На "Башне" собирались поэты, артисты, художники, ученые. Бывали Блок, Белый, Сологуб, Ремизов, Кузмин. Читали и обсуждали стихи. Ин-нокентий Федорович Анненский, Вячеслав Иванов и Андрей Белый чита-ли лекции для молодых поэтов.

На "Башне" Мандельштам впервые встретился с Ахматовой. "Тогда он был худощавым мальчиком с ландышем в петлице, с высоко закинутой головой, с ресницами в полщеки", - пишет Ахматова. Дружба этих двух поэтов была едва ли не самым большим подарком судьбы им обоим.

На фоне уже ясно обозначившегося кризиса символизма происходи-ли поиски новых путей поэзии. Центром консолидации нового художест-венного течения стал журнал "Аполлон". "Наступает эпоха устремле-ний… к новой правде, к глубоко-сознательному и стройному творчеству: от разрозненных опытов - к закономерному мастерству, от расплывчатых эффектов - к стилю. Только строгое искание красоты, только свободное, стройное и ясное, только сильное и жизненное искусство за пределами болезненного распада духа и лженоваторства". Так писал Анненский во вступительной статье к первому номеру журнала. Это была программа нового направления, означавшая разрыв с символизмом. Статьи Аннен-ского и его небывалая поэзия оказали сильное влияние на молодых по-этов. Мандельштам и Ахматова называли его своим учителем.

RSSСтраница 1 из 7 [Всего 7 записей]1 2 3 4 5 » ... Последняя »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат