Музей Габдуллы Тукая

Essays, graduation theses, projects, papers (preview)

Type: Essay. File: Word (.doc) in zip archive. Category: Culturology
This essay's address is http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=20488 or
Download
Tables, graphs and illustrations are not shown in the preview mode. To get the complete version, please click the «Download» button. Abstracts are provided for revision and acquainting purposes, not for plagiarism!
Page 1 of 5 (5 items)1 2 3 4 5 »

Введение

Немало в Казани мест, связанных с именем татарского народного поэта - основоположника татарской реалистической литературы - Габдуллы Тукая. Одним из них является улица Тукаевская с прилегающей к ней территорией. Этот уголок города можно считать заповедным, его имя она носит по праву. С этой улицей связана многогранная деятельность Тукая как журналиста и публициста. Известно, что в 1908-1913 гг. здесь он издавал газету "Эль-Ислах" ("Реформа") и журнал "Ялт-йолт" ("Зарница"). На этой улице жили друзья Тукая - его единомышленники, с которыми он был связан тесными творческими узами.

Здесь же в здании Восточного клуба он выступал со своими лекциями, а рядом находился знаменитый Сенной базар, описанный поэтом в сатирических произведениях Отсюда по узким поперечным улочкам можно спуститься к озеру Кабан, любимому месту прогулок Тукая, воспетому им во многих произведениях:

Чуть про Казань разговор заведу,

вспомню я место родное.

Озеро то, что Кабаном зовут, сразу

встанет предо мною.

Озеро это и город давно с любовью

народом воспеты,

Все там старинною славой полно,

хранит вековые заветы.

15 апреля 1913 г. на этой улице состоялся траурный митинг - казанцы провожали поэта в последний путь.

И вполне закономерно, что 11 июня 1986 г. именно здесь, в доме № 74, был открыт музей народного поэта Габдуллы Тукая.

Музей расположен в двухэтажном особняке конца XIX в. (проект архитекторов Т.Б. Руша и Ф.И. Амлонга), в так называемом "доме Шамиля", где с 1882 по 1906 г. жил со своей семьей Магома Шаффи Шамиль - средний сын руководителя народно-освободительного движения народов Дагестана имама Шамиля.

В создании экспозиции использован самый разнообразный материал: книги, документы, музыкальные инструменты, произведения искусства, предметы эпохи и этнографические коллекции. Особое место отводится личным вещам и прижизненным изданиям книг Тукая. Представлено много фотографий, дореволюционных и современных, с видами природы и городов, деревень и базаров, ярмарок, типажей и конкретных людей, с которыми поэт тесно соприкасался в своей короткой жизни. Фотографиям в музее отведена особая роль. Они выступают как образы времени, в то же время сохраняя за собой документальность. Они поданы в многоплановом порядке.

Первый план - символ, обобщающий образ зала или времени. Вторым и третьим планом идут более конкретные фотографии, имеющие прямое отношение к Тукаю.

В экспозиции, расположенной на двух этажах в семи залах площадью 600 кв. м, раскрывается жизненная и творческая биография Тукая, величие Тукая и его роль в духовном развитии народа.

Входим в вестибюль музея. Мраморные лестницы ведут на второй этаж, откуда начинается осмотр музея. На площадке установлена скульптура Тукая (худ. В. Рагожин и Р. Нигматуллина) - словно сам поэт первым приветствует тех, кто пришел к нему в музей. Направо зал - и перед нами раскрывается экспозиция зала, посвященного детству поэта.

ЗАЛ № 1

Детство Тукая.

О пора, когда бывает сердце

чище родника!

О пора, когда, как листья,

жизнь свежа, нежна, ярка!

Г. Тукай

Знакомство с экспозицией начинаем с широко известной дореволюционной фотографии деревни Кушлавуч, где 26 апреля 1886 г. родился в семье указного муллы Мухамметгарифа будущий поэт. Она выглядит необычно. Методом соляризации от фотографии оставлены только контуры, этим как бы подчеркнуто, что в памяти будущего поэта сохранилось смутное воспоминание о жизни в этой деревне.

В центральной витрине лежат уникальные документы регистрации рождаемости и смерти по деревне Кушлавуч за 1886 г., написанные арабской вязью. На одном - рукой отца поэта запись о рождении в его семье сына. Рядом - другой документ с записью о смерти самого Мухамметгарифа. Это случилось через 4 месяца после рождения сына, 29 августа 1886 г. Неслучайно оба документа лежат рядом: как бы судьба одного предопределила судьбу другого на долгие годы вперед. В экспозиции - фото дома, где родился поэт, и могила отца с памятником, который поставили благодарные потомки уже в наши дни.

О тяжелом, безрадостном детстве поэта свидетельствуют подлинные экземпляры газет "Казанский телеграф" за 1 января 1886 г. и "Волжский вестник" от 6 ноября 1891 г. с многочисленными объявлениями о голоде, пожертвованиях голодающим в Казанской губернии и архивные документы о волнениях крестьян, характеризующие обстановку этого периода.

В зале много фотографий с изображением природы, деревень Заказанья. Обращает внимание фотопанно деревни Сасна с пересекающимися дорогами на первом плане. Это - символ предстоящих дорог поэта и начало его сиротских скитаний. Короткие, запутанные дороги потом выходят на большую дорогу бессмертия Тукая. Но сколько нужно было испытать, пережить до этого. Первая дорога мальчика в деревню Сасна к матери, вышедшей замуж второй раз, оставила в душе будущего поэта радостное чувство. "Я ехал в Сасну и ощущал себя в широком, счастливом мире, и, кажется, всю дорогу перед моими глазами сверкали какие-то лучи",- писал о ней Тукай. Но эта радость была мимолетной. И рядом горестная дорога на кладбище, к березке, растущей на могиле матери.

Скупыми, но сильными штрихами рассказывается о жизни будущего поэта у деда Зиннатуллы в деревне Училе, куда его вернули после смерти матери. На фоне подлинных фотографий деревни и дома деда 1914 г. воссоздан условный уголок дома Зиннатуллы, куда вошли материалы, собранные во время экспедиции в этих местах. Центральное место в интерьере занимает низенький столик с керосиновой лампой. За таким столом проводил свободное от службы в мечети время Зиннатулла за чтением книг, написанием стихов. Стоит в интерьере и сундук, сколоченный из грубообработанных досок, аналогичный тому, в каком Зиннатулла хранил книги - самое большое свое богатство. Сохранились книги из его личной библиотеки. Это - "История пророков" в пяти томах, изданная в Египте в конце XIX в. Многие страницы (поля,форзацы) испещрены надписями - комментариями, полученными из других источников. Зиннатулла писал и стихи. В экспозиции представлено его стихотворение на смерть дочери - матери поэта. Оно дошло до нас в памяти современников.

В интерьер экспозиции включен посох отчима из деревни Сасна, расписанный арабской вязью, с изречениями из Корана. Он как бы символ бесприютного детства поэта, как иллюстрация к словам Тукая: "У меня не было утешителя, когда плакал... только знали, что толкали и били".

В экспозиции находится фото Сенного базара в Казани конца XIX в., куда Зиннатулла отправил внука с проезжим ямщиком, чтобы отдать кому-нибудь на воспитание. Отсюда будущий поэт попал в дом кустаря из Ново-Татарской слободы Казани. Здесь же фото Захарьевской улицы города, расположенной рядом с Ново-Татарской слободой, где в основном проживала зажиточная часть татарского населения. Маленький Габдулла с приемной матерью часто посещал подобные дома, когда она разносила заказы татарских купцов: тюбетеи и калфаки, которые сама же вышивала с утра до поздней ночи.

На фоне огромной фотографии Сенного базара - ичиги, башмачки, вышитые тюбетеи - подлинные экспонаты. Они не только предметы купли продажи, но и символы эпохи, "малого" и "большого" базара, где все покупается и продается.

И опять дорога. Она ведет его на этот раз в деревню Кырлай в дом крестьянина Сагди. Это было в середине июня 1892 г. Но и здесь его ждут нищета, голод, свирепствовавшие опять в Казанской губернии в 1892 г., свидетельства этого - сообщения в газете "Волжский вестник". После ознакомления с ними совершенно по-другому раскрывается смысл слов, сказанных по дороге Сагди: "Вот приедем...тебя встретит мать... У нас много хлеба и катыка". Яркой иллюстрацией этому служит картина худ. Х. Казакова "Маленький Апуш". На картине мы видим угол деревенской избы и сидящего на саке мальчика. В одной руке у него ломоть хлеба, в другой - деревянная ложка. Перед ним плошка с картошкой и катыком. В широко раскрытых глазах мальчика искрится радость, удивление и в то же время недоверие, что все это наяву, а не во сне.

RSSPage 1 of 5 (5 items)1 2 3 4 5 »

At any use of materials of this site please place a hyperlink to it.
Designed and developed by Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат