Дуайт Эйзенхауэр

Essays, graduation theses, projects, papers (preview)

Type: Essay. File: Word (.doc) in zip archive. Category: World history
This essay's address is http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=17777 or
Download
Tables, graphs and illustrations are not shown in the preview mode. To get the complete version, please click the «Download» button. Abstracts are provided for revision and acquainting purposes, not for plagiarism!
Page 4 of 6 (6 items)« First ... « 2 3 4 5 6 »

На Тегеранской конференции Сталин решительно выступил за открытие второго фронта в Европе. Черчилль отстаивал необходимость форсирования операциий на Средиземноморском театре военных действий. Но Сталина невозможно было переубедить. Он был против всех операций в районе Средиземного моря. Тем самым выявилась военная и политическая необходимость операции "Оверлорд", и это нашло свое отражение в соответствующих решениях Тегеранской конференции.

Подготовления заканчивались. Авиация союзников совершала массированные налеты на важнейшие центры коммуникаций противника. В канун высадки с воздуха было разрушено 82 железнодорожных узла стратегического назначения, что лишило немцев возможности быстро маневрировать резервами и перебрасывать подкрепления в угрожаемые районы. В Плимуте, Портленде, Портсмуте, во многих других крупных и мелких портах Англии готовились к началу операции десантные суда. Под руководством Эйзенхауэра все было продумано до мелочей , чтобы обеспечить успех десанта. Но в ход событий мог вмешаться фактор, во многом не поддающийся контролю,- погода.

Высадка была назначена на 5 июня 1944 года, а 3 июня метеорологи сообщили, что в этот день ожидается сильное волнение моря и резкий ветер. Тем не менее Дуайт принял решение начать операцию. Оно оказалось оправданным, но рискованным, потому что погода лишь немного улучшилась. Высадка была произведена, и результат ее превзошел все ожидания. Для немцев она явилась почти полной ножиданностью, что объясняло их довольно слабое сопротивление вначале. Широко разрекламмированный геббельсовской пропагандой Атлантический вал в значительной мере оказался мифом. Союзные войска без особых осложнений высадились в Нормандии и стали быстро расширять плацдарм.

Оправившись после неожиданного удара, фашистское командование перебросило в Нормандию подкрепление, и вскоре здесь завязались довольно упорные бои. Потери союзников были относительно невелики. За первые десять дней боев американские войска потеряли 3283 человека убитыми, 12600 ранеными и 7959 пропавшими без вести.

До победы было еще далеко, но ход развития событий требовал определить личное отношение главнокомандующего к судьбе противника. Эйзенхауэр был настроен в то время весьма решительно. Он высказывался за "уничтожение" Германского генерального штаба численностью в 3500 человек и предлагал "ликвидировать" всех членов нацистской партии и всех гестаповцев.

Главнокомандующий отрицательно относился также и к коммунистам - самым активным участникам движения Сопротивления. Он утверждал в своих мемуарах, что "в значительной части подпольного движения получили широкое распостранение коммунистические доктрины, а с освобождением коммунисты, хотя и в меньшинстве, но настроенные решительно, начали ослаблять национальную волю к восстановлению былой мощи и процветания Франции в Западной Европе".

Эйзенхауэр был исполнителем политического курса правящих кругов Англии и США, стремившихся подчинить себе движение Сопротивления и не допустить перерастания его в массовую революционную борьбу за социалистичесике преобразования. Стратегическая цель англо- американских правящих кругов заключалась в том, чтобы сохранить в западно-европейских странах, в частности во Франции, капиталистический строй.

25 августа 1944 года была освобождена столица Франции. 26 августа Париж торжественнр отметил День освобождения. Два миллиона его жителей приняли участие в этом празднике. В Париже состоялась встреча Эйзенхауэра с де Голлем, в ходе которой они обменялись мнениями по вопросу о том, как лучше решать многочисленные проблемы, связанные с освобождением столицы, а вскоре и всей территории Франции.

Вопрос о Берлине стал важной проблемой финала войны. На западе было много политичесикхи военных стратегов, которые считали, что западные союзники должны были опередить русских и взять Берлин своими силами. Однако трезвомыслящие военные руководители справедливо считали, что союзникам необходимо в первую очередь иметь реальные возможности для взятия Берлина. По их мнению, даже с учетом того, что на ряде участков фронта немцы не оказывали серьезного сопротивления англо-американским войскам, этих сил было явно недостаточно для взятия Берлина. Советские войска были несравненно ближе к нему и многократно превосходили союзнические вооруженые силы.

Американские части под командованием Симпсона вышли на рубежи, находившиеся в 50 милях от Берлина. Они насчитывали всего 50000 человек и имели очень слабую артиллерию.

Позиция Эйзенхауэра в вопросе о штурме Берлина была более реалистичной, чем у других представителей англо-американского генералитета. Он учитывал сложившуюся военную обстановку, понимал, что наступление непосредственно на Берлин вызовет большие потери среди подчиненных ему войск. А главное, западные союзники не располагали реальными силами для штурма Берлина. 12 марта 1945 года главнокомандующий писал Маршаллу, что в боевых действиях на стороне западных союзников участвовало всего 50 дивизий.

На заключительном этапе войны некоторые представители англо-американского генералитета, засидевшиеся в ожидании дня "Д", были одержимы идеей прорваться как можно дальше на восток Германии. Они считали необходимым использовать благоприятную конъюнктуру, сложившуюся для западных союзников в связи с тем, что к концу войны началась массовая сдача немцев англо-американским войскам. Эйзенхауэр же считал, что только военная необходимость могла заставить и американские и советские войска выйти на различные рубежи, преследуя отступающего противника. Но после капитуляции фашистской Германии войска каждой из союзных держав должны быть "отведены по просьбе другой стороны в предназначенные им зоны оккупации Германии".

Заключительная глава мемуаров Дуайта Эйзенхауэра "Крестовый поход в Европу" называется "Россия". В этой главе сказано немало теплых слов о советских солдатах и офицерах, о жертвах советского народа в Великой Отечественной войне, о героизме советских людей. Но автор, мне кажется, не объективен в оценке роли Советского Союза в разгроме стран фашистского блока. Он стремится убедить читателей в том, что решающий вклад в достижение победы был внесен англо-американскими войсками, роль же советских войск им игнорируется. Фраза, которая характеризует у него битву под Москвой: "На русском фронте немцы были остановлены перед Ленинградом, Москвой и Севастополем". О битве под Курском он не пишет ни слова. Сталинградская битва сравнивается с победой западных союзников над итало-немецкими войсками в Тунисе.

Военному деятелю такого масштаба, как Эйзенхауэр, должно быть понятно значение Сталинградской битвы. И тем не менее он умышленно не дает оценки этой самой крупной битвы второй мировой войны, имевшей огромное военно-политическое значение.

После окончания войны Дуайт Эйзенхауэр был назначен командующим американскими окупационными войсками в Германии. Он писал, что для установления взаимопонимания между США и СССР необходимо было "рассеять у русских подозрение и недоверие". И он старался многого добиться в этом деле.

Антигитлеровская коалиция была первым в мировой истории опытом военно-политического сотрудничества стран, принадлежавших к разным общественно-экономическим формациям. Но после окончания войны усиливалось принципиальное различие между СССР и, в первую очередь, США, в понимании глобальных проблем мировой политики, в определении главных направлений развития послевоенного мира. Первые авангардные бои "холодной войны" начинались на тех рубежах, где Восток и Запад непосредственно соприкасались друг с другом,- в Германии, в частности в Берлине.

Президентская власть

После войны Дуайт Эйзенхауэр все чаще стал задумываться о своем жизненном пути. Он считал, что с окончанием войны закончилась и его военная карьера, тем более что незадолго до конца войны он вместе с несколькими другими генералами получил высшее, только что введенное воинское звание - генерал армии. Эйзенхауэр говорил своим близким друзьям: "Я получил всю славу, какую только желал. Я хотел бы провести оставшиеся дни во главе небольшого колледжа, одновременно немного занимаясь земледелием". Но на него имели серьезные виды лидеры обеих политических партий США. Все чаще и настойчивее стали раздаваться голоса о необходимости выдвинуть Эйзенхауэра на пост президента страны.

RSSPage 4 of 6 (6 items)« First ... « 2 3 4 5 6 »

At any use of materials of this site please place a hyperlink to it.
Designed and developed by Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат