Дуайт Эйзенхауэр

Essays, graduation theses, projects, papers (preview)

Type: Essay. File: Word (.doc) in zip archive. Category: World history
This essay's address is http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=17777 or
Download
Tables, graphs and illustrations are not shown in the preview mode. To get the complete version, please click the «Download» button. Abstracts are provided for revision and acquainting purposes, not for plagiarism!
Page 3 of 6 (6 items)« 1 2 3 4 5 » ... Last »

В сентябре 1940 года Эйзенхауэр получил письмо от полковника Пэттона, командира 2-й бронетанковой бригады в Форт-Беннинге, который писал, что вскоре впервые в истории США будут сформированы две бронетанковые дивизии, и Пэттон ожидает своего назначения командиром одной из них. Он спрашивал, не желает ли Дуайт служить под его началом. Эйзенхауэр сразу согласился, но ему не удалось долго прослужить там: пришлось работать сначала в штабе 9-го армейского корпуса, а 11 марта 1941 года он возглавил штаб 3-й армии. Штаб армии находился в столь знакомом Дуайту Сан-Антонио, где он в 1915 году молодым лейтенантом начинал свою военную карьеру. Но теперь Эйзенхауэр получил первую генеральскую звезду, став временным бригадным генералом. Когда-то он мечтал дослужиться до полковника. Теперь был уже пройден заветный генеральский рубеж. Все происходило так же стремительно, как развивались события в далекой Европе. А впереди были новые чины и должности, которые ему даже не снились.

А пока он готовился к грандиозным военным маневрам, равных которым не знала история вооруженных сил страны. Из двухмилионной армии, созданной к тому времени, в этой операции, максимально приближенной к боевой обстановке, участвовало 400 тыс. человек, около 800 самолетов, большое количество танков и другой военной техники. Вашингтонские обозреватели, освещавшие ход маневров, сообщили читателям, что Эйзенхауэр "разработал и осуществил победоносную стратегическую линию". Огорчало одно: даже на маневрах ему была вновь отведена не командная, а штабная роль.

Начальник штаба армии США генерал Маршалл после окончания этих учений утвердился в своем мнении об Эйзенхауэре как о перспективном военначальнике. Вскоре после завершения маневров Маршалл попросил сотрудника своего штаба Марка Кларка порекомендовать десять кандидатур, из которых можно было бы выбрать начальника оперативного управления штаба армии США. Кларк, не задумываясь, ответил, что в его списке будет стоять только одно имя - Дуайт Эйзенхауэр. Маршалл вскоре утвердил его в этой должности.

После нападения японцев на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 года Эйзенхауэр прибыл в Вашингтон. Основная его задача заключалась теперь в разработке операций, связанных с войной на Тихом океане. Однако Дуайт считал, что решающие военные действия будут развиваться в Европе. На вопрос, каково должно быть основное направление стратегических усилий, он заявлял: "Мы должны отправиться в Европу и сражаться там, надо прекратить разбрасыванме наших ресурсов по всему миру". На вопрос, почему он считает необходимым нанести первый удар по Германии, Эйзенхауэр отвечал: "У немцев более значительные возможности для промышленного производства и более высокая научная подготовка, чем у японцев. Мы не должны предоставлять немцам время для использования этих преимуществ". Эйзенхауэр неоднократно подчеркивал, что Европа, а не Тихий океан должна стать главным театром военных действий.

Со вступления США в войну начался стремительный рост военной карьеры Эйзенхауэра, который как бы наверстывал все, что было им упущено ранее. Решением президента ему было присвоено звание генерал-майора, немедленно утвержденное сенатом. Спустя шесть дней управление, возглавленное Дуайтом, было переименовано в оперативное. В военном министерстве это управление называли "главным нервным центром армии". Там Эйзенхауэр с головой ушел в решение различных проблем. Первые недели и месяцы войны были периодом тяжелых физических и нервных перегрузок. 14-18-часовой рабочий день, серьезная ответственность, необходиость быстрого принятия решений - все это заставляло целиком отдаваться работе. Эти свехнагрузки оказались ему по плечу. Колеги и близкие Дуайта поражались его работоспособности, выдержке, умению быстро отключаться от огромного бремени ответственности.

Между тем с фронтов поступали угрожающие сводки. На огромном фронте в России, где были сосредоточены главные силы фашистской Германии и ее союзников, шли тяжелейшие бои. Япония развертывала успешные наступательные операции на Тихом океане. Немецкие подводные лодки наносили значительный ущерб американскому флоту в Атлантике. Переговоры государственных и военных руководителей США и Англии только "в принципе" решили вопрос, где употребить основные военные усилия. Предстояло сделать еще очень многое, чтобы определить, как и когда будет воплощаться в жизнь это решение. Когда 3 июня 1942 года американская военная делегация вернулась в Вашингтон, Маршалл поручил Эйзенхауэру разработать проект директив по осуществлению этой принципиально важной операции второй мировой войны.

8 июня он представил соответствующий документ на рассмотрение своего начальника. Еще раньше Маршалл запросил его мнение о том, кого из американских генералов Эйзенхауэр мог бы предложить на пост командующего Европейским театром военных действий. Дуайт назвал кандидатуру генерала ВВС Макнарнея. "Вместо этого, - вспоминал Эйзенхауэр, - Маршалл направил в Лондон меня. Это по-настоящему приблизило меня к войне. Кабинетная работа в Вашингтоне осталась позади". Такое предложение было для него полной неожиданностью. Он не переоценивал своих возможностей, ведь, когда он впервые прибыл в Вашингтон, пределом его надежд было получить командование дивизией.

В июне 1942 года, получив новое, столь обнадеживающее для себя назначение, Дуайт занялся решением многочисленных проблем, связанных с предстоящим отъездом за океан. Он захотел взять с собой в Лондон рассудительного штабного генерала Марка Кларка. Маршалл без колебаний дал на это согласие. Будучи хорошим штабным и оперативным работником, Эйзенхауэр понимал, что успех миссии в Лондоне во многом будет зависеть от того, кто возглавит его штаб. Выбор пал на бригадного генерала Уолтера Беделла Смита, секретаря Объединенного комитета начальников штабов.

Перед ними стояла сложная задача - создать из американцев, англичан, канадцев вооруженные силы, способные выполнить важные боевые задачи. Еще один вопрос состоял в том, чтобы не допустить всплеска националистических страстей. Постепенно в Англии накапливалось все больше американских и канадских войск, боевой техники, военного снаряжения. Когда-то должно было прийти время пустить все это в ход. Это время пришло в конце 1942 года, когда была произведена высадка союзников в Северной Африке. Эта высадка была первой наступательной операцией союзников в годы второй мировой войны. Она имела как стратегическое, так и морально-политическое значение. В Северной Африке генерал Эйзенхауэр добился первого большого успеха. К нему пришла военная слава.

"Оверлорд"

Разгром немецко-фашистских войск под Москвой и Сталинградом свидетельствовал о том, что Советские Вооруженные Силы были в состоянии не только изгнать немецко-фашистских захватчиков из пределов СССР, но и освободить народы европейских стран от фашистского гнета. Эйзенхауэр относился к тем деятелям Запада, которые быстро оценили реальность такой перспективы и стремились прийти в европейские страны раньше Красной Армии. В тоже время руководители США и Великобритании оправдывали срыв сроков открытия второго фронта ссылками на недостаток сил у англо-американских союзников. Эйзенхауэр писал: "В то время остряки шутили, что только большое число аэростатов, постоянно находившихся в небе над Британскими островами, не позволило островам затонуть под тяжестью сосредоточенных на них боевой техники и войск". Он заявлял, что "войны ведуться в политических целях", и понимал также, что генералы являются лишь исполнителями воли правящих кругов.

RSSPage 3 of 6 (6 items)« 1 2 3 4 5 » ... Last »

At any use of materials of this site please place a hyperlink to it.
Designed and developed by Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат