Век девятнадцатый

Essays, graduation theses, projects, papers (preview)

Type: Essay. File: Word (.doc) in zip archive. Category: Culturology
This essay's address is http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=21058 or
Download
Tables, graphs and illustrations are not shown in the preview mode. To get the complete version, please click the «Download» button. Abstracts are provided for revision and acquainting purposes, not for plagiarism!
Page 4 of 5 (5 items)« 1 2 3 4 5 »

В романтизме сам предмет искусства переместился вглубь человека, в его "Я", или "дух" как тогда любили говорить. Весь двухвековой классицизм, не исключая Канта, Гете и Шиллера, был основан на выдвижении отдельных способностей человека. Бурно обсуждались рационалистические или чувственные способности человека в процессе познания мира. При этом полагалось, что рассудок, разум, логика, чувство, воображение, фантазия - все это качества человеческого "Я". Но что такое это человеческое "Я" оставалось загадкой.

Романтизм и явился попыткой проникнуть в саму сущность человеческого. Как и во в всех других направлениях здесь тоже были свои увлечения и преувеличения. Внутренний мир человека очень скоро стал трактоваться как основа всего бытия, как творческая стихия, как единственное и подлинное пространство божественного. И искусство предстало как самая совершенная человеческая деятельность. Да и вся человеческая жизнь стала рассматриваться как художественное произведение.

Но ограниченным человеческим "Я" невозможно охватить все мироздание. И возникает постоянное романтическое стремление, неудержимая потребность постигнуть мир в его движении и изменении. Это становление и одновременно разрушение, всякое исчезновение границ хорошо выражено в самом языке романтической музыки с ее преодолением каденций (Шопен. Вагнер и т.д.).

В таком вечном стремлении жизнь человека осознается находящейся на границе реальности и ирреальности. Это параллельное существование в нескольких мирах получило название романтического двоемирия. В искусстве это предполагает наличие множества символов, так как ирреальность можно передать только намеком. Вся культура романтизма полна необычайно богатыми и многозначными символами. Так в романтической музыке огромное развитие получает лейтмотив как способ символизации звукового мира.

Но для появления романтизма именно в конце XVIII века была и социально-историческая причина. Романтизм был реакцией интеллигенции на неудавшуюся буржуазную революцию во Франции. Это было разочарование в революции как способе переустройства мира, так как революция сама своей победой зачеркивает те идеалы, к которым стремится.

Романтизм, как и всякое подлинное художественное явление, многолик. Каждая страна, каждая художественная школа добавляет что-то свое в его облик. Йенские романтики (Ф. Шлегель) определили отношение художника к своему произведению как своеобразную романтическую иронию. Романтики старого германского университетского города Гейдельберга вершиной человеческой мудрости и красоты считали народные сказания и тщательно их собирали (братья Гримм). Английские романтики (Шелли, Водсворт и др.) погружались в мистический мир средневековой Англии. В Америке рождается детективный жанр (Э. По). Архитекторы же, склонные к романтизму, активно использовали готические формы (так называемый "псевдоготический стиль"). С наибольшей полнотой романтизм воплотился в литературе и. особенно, в музыке. Даже традиционный облик романтического художника - это сплав поэта и музыканта (Э. Т. А. Гофман, В.Ф. Одоевский).

Удивительно, но ампир и романтизм часто перемешаны не только в творчестве одного художника (например, вполне ампирная опера "Жизнь за царя" М. Глинки и его же романтическая опера "Руслан и Людмила"), но и в одном произведении. Так в упоминавшемся проекте К. Витберга много романтического, а в массивной оперной трилогии Р. Вагнера ("Кольцо Нибелунга") - имперски-националистического. Сходны эти стили и в стремлении показать в художественном произведении не столько то, что есть, сколько то, что должно быть. Утопичность и ампира и романтизма необычайна.

Утопии сопровождали человека издавна. Одной из первых утопий считается, например, рассказ Платона об Атлантиде. Но в XIX веке утопии приобрели сугубо общественный характер. Все стали фантазировать на тему общественного идеала, предлагать варианты совершенного общественного устройства. Одним из интереснейших русских утопистов начала века был В.К. Кюхельбекер. В "Европеских письмах" (1820) он описывает путешествие образованного американца по Европе XXVI века. Париж и Лондон исчезли, Рим и Неаполь в развалинах. Критически оцениваются национальные характеры французов, немцев, англичан, итальянцев, испанцев. Зато автор явно благоволит к Азии, Африке и, особенно - к Америке. А в итальянской Калабрии обосновалась идеальное русское поселение во главе со "старшиной" Добровым, живущее идеалами гражданственности, безклассовости и высокой образованности.

Необычайно "розовой" и благополучной была утопия Ф.В. Булгарина "Правдоподобные небылицы, иди Странствование по свету в двадцать девятом веке" (1824). Основное действие происходит в Восточной Сибири, на берегу Северного Ледовитого океана. И, надо отдать должное прозорливости автора, здесь упоминаются дирижабли и самоходные повозки, парашюты, подводные лодки и подводные плантации; предвидены телевизор, телефон, рентгеновский аппарат, детектор лжи, музыкальный проигрыватель.

Увлечение утопиями к середине века только увеличилось. Их писали В. Одоевский, А. Мицкевич, П. Чаадаев, А. Герцен, В. Белинский, Н.Гоголь, А. Иванов, Ал. Григорьев. В них рисовались перспективы развития православно-самодержавного государства или через них проникали в Россию идеи социализма.

В отличие от утопистов предыдущих веков, художники XIX века пытаются не только мыслить и фантазировать, но и действовать. Подобно Ш. Фурье Н. Огарев приобрел в 1848 году в Симбирской губернии писчебумажную фабрику, намереваясь разумно устроить работу и быт крепостных крестьян. В городах появляется множество небольших "коммун". Так группа художников во главе с И. Крамским, несогласных с чересчур академическими требованиями Академии художеств, снимает большую квартиру для совместного проживания и творческого труда. Позже из этой группы возникнет "артель передвижников". М. Мусоргский также устраивает с товарищами общую квартиру ("Могучая кучка").

В этом прихотливом конгломерате имперского, классицистического, ампирного, романтического и утопического создавались художественные произведения, ставшие символами века. Показательна судьба знаменитой картины К. Брюллова "Последний день Помпеи". Присланная из Италии в 1833 году эта картина получила небывалый для России общественный резонанс. Она стала первой картиной об историческом прошлом, прямо воспринятой как метафора настоящего. "Мысль ее, - писал Н.В. Гоголь, - совершенно принадлежит вкусу нашего века, который как бы сам, чувствуя свое страшное раздробление, стремится совокуплять все явления в _общие группы и выбирает сильные кризисы, чуемые всей массою".

В том же 1833 году А-С. Пушкин, воплощая общественные катаклизмы своего времени, пишет "Медного всадника". И в этом же году Н. Львов на стихи В. Жуковского пишет гимн "Боже, царя храни". В те же 30-е годы начинает искать намеренно эпохальный сюжет для картины А. Иванов, В начале работы над "Явлением Христа народу" художник сильно увлекся книгой Д. Ф. Штрауса "Жизнь Иисуса", где евангельская история изложена чисто бытописательно. Потому и первый набросок к картине выглядит не как приход мессии, но как появление Христа среди людей на берегу Иордана. Постепенно, в ходе двадцатилетней работы над картиной. Художник увеличивает дистанцию между Иисусом и народом настолько, что в окончательном варианте это пустое пространство берет на себя основную смысловую нагрузку. Отсюда и возникает тема одиночества Христа, находящегося как бы в иной реальности. Переднему плану, где все ясно выписано и четко различимо, где толпятся такие разные люди, ожидая крещения, противопоставлена одинокая фигура в абстрактной пустыне.

Как Христос на картине А. Иванова приближается к народу, так будущее надвигатось на XIX век. Потому такими пронзительными предчувствиями полны полотна И. Крамского ("Христос в пустыне"), Н. Ге ("Тайная вечеря", "Что есть истина?", "Голгофа"), И. Репина ("Бурлаки на Волге", философские пейзажи И. Левитана ("Над вечным покоем"), оперы М. Мусоргского ("Борис Годунов", "Хованщина"), оперы и симфонии П. Чайковского ("Пиковая дама", IV и VI симфонии). В других же картинах проступает прощание - уходит старая Россия (В. Суриков "Боярыня Морозова", "Меншиков в Березове").

RSSPage 4 of 5 (5 items)« 1 2 3 4 5 »

At any use of materials of this site please place a hyperlink to it.
Designed and developed by Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат