Боевая организация партии социалистов-революционеров

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Реферат. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: История России
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=19275 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 4 из 7 [Всего 7 записей]« Первая ... « 2 3 4 5 6 » ... Последняя »

Политический успех дела Плеве вызвал усиление террористических настроений в партии. Быстрым скачком выросло "влияние сторонников исключительного значения политического террора и преобладающего значения Боевой организации с ее специфическими чертами заговорщичества", - говорит об этом времени С.Н.Слетов. На террор партия возлагала свои основные надежды. В террор бросала она свои лучшие силы. Вокруг террора она концентрировала главную агитацию. Это влияло и на очередные лозунги партии, и на направление ее практической деятельности. Массовая работа в известной мере отступала на задний план.

Кровавое Воскресенье 1905 года насквозь прожгло Боевую организацию. Народное шествие, осененное ликом Спасителя, торжественно-умиленное хоровым призывом к царю царствующих хранить царя православного, мирное шествие просителей, стекавшееся к Зимнему, было расстреляно, искромсано, разметано, растоптано.

Еще и сороковины не справили по невинно убиенным 9-го января, как группа Савинкова изготовилась к удару по династии. Кровь, пролитая на пути к Зимнему дворцу, отозвалась кровью, пролитой близ Николаевского дворца. В Кремле был убит генерал-губернатор Первопрестольной.

Бомбист, схваченный тотчас, объявил на первом же допросе: "Я имею честь быть членом Боевой организации партии социалистов-революционеров, по приговору которой я убил великого князя Сергея Александровича. Я счастлив, что исполнил долг, который лежал на всей России".

Бомбист отказался назвать свое имя. То было правило боевиков: покамест установят твое имя, товарищи успеют скрыться. И верно, группа Савинкова не пострадала. Перелистывая архивную связку, некогда хранившуюся в Особом отделе департаменте полиции, убеждаешься в энергии розыска. Но лишь в середине марта прилетела депеша из Варшавы: "Убийца великого князя... Иван Каляев, приятель Бориса Савинкова". Каляева удушили на эшафоте ...

Террористическую деятельность эсеры рассматривали не только как средство дезорганизации правительственного аппарата, но и как средство пропаганды и агитации, подрывающей авторитет правительства. При этом они подчеркивали, что индивидуальный террор - отнюдь не "самодовлеющая система борьбы", которая "собственной внутренней силой неминуема должна сломить сопротивление врага и привести его к капитуляции...". Террористические действия должны не заменить, а лишь дополнить массовую борьбу. Пропагандируя и защищая тактику индивидуального террора, социалисты-революционеры доказывали, что "толпа" якобы бессильна против самодержавия. Против "толпы" у него есть полиция и жандармерия, а вот против "неуловимых" террористов ему не поможет никакая сила. Проповедники террора утверждали, что "каждый поединок героя" будит в массах "дух борьбы и отваги" и в конце концов в результате цепи террористических актов "чаша весов" перевесит. Однако на деле эти поединки, вызвав скоропреходящую сенсацию, в конечном итоге приводили к апатии, к пассивному ожиданию следующего поединка.

В начале работы съезда эсеров (конец декабря 1905г) было прочитано письмо Гершуни из Шлиссельбургской крепости. Оно касалось разворачивающейся революции и поразительно точно отражало пафос эсеровской ментальности: "Сбылось предсказание: последние да будут первыми. Россия сделала гигантский скачок и сразу очутилась не только рядом с Европой, но впереди нее. Изумительная по грандиозности и стройности забастовка, революционность настроения, полное мужества и политического такта поведение пролетариата, великолепные его постановления и резолюции, сознательность трудового крестьянина, готовность его биться за решение величайшей проблемы, социальной. Все это не может не быть чревато сложнейшими благоприятными последствиями для всего мирового трудового народа".

Но без имени Азефа нельзя "понять много в истории первой русской революции - революции 1905г. и последующих годов", - писал Ю.Николаевский - автор книги "История одного предателя: террористы и политическая полиция" (1991). Человек, свыше 15 лет состоявший на службе в качестве тайного агента для борьбы с революционным движением и в то же время в течение свыше 5 лет бывший главою террористической организации - самой крупной и по своим размерам, и по размаху ее деятельности, какую только знает мировая история; человек, предавший в руки полиции многие и многие сотни революционеров и в то же время организовавший ряд террористических актов, успешное проведение которых остановило на себе внимание всего мира; организатор убийств ряда крупных представителей власти; организатор покушения против царя, покушения, которое не было выполнено отнюдь не по недостатку "доброго" желания у его главного организатора, - Азеф является поистине еще непревзойденным примером того, до чего может довести последовательное применение провокации как системы.

Действуя в двух мирах - в мире тайной политической полиции, с одной стороны, и в мире революционной террористической организации - с другой, Азеф никогда не сливал себя ни с одним из них, а все время преследовал свои собственные цели и соответственно с этим предавал то революционеров полиции, то полицию революционерам. В обоих этих мирах его деятельность оставила заметный след. Азеф, конечно, не покрывал своей тенью всей деятельности ни Боевой организации партии социалистов-революционеров, бессменным руководителем которой он так долго состоял, ни политической полиции, главной надеждой которой для борьбы с указанной организацией его так долго считали. Особенно в истории Боевой организации важно уметь отделить саму эту организацию, ее действительные задачи и всех остальных ее деятелей от личности того, кого они считали своим вождем.

Вызывает удивление продолжительность провокаторской деятельности Азефа уже потому, что у многих людей при первом взгляде на него являлась мысль: "Это - провокатор!". Впоследствии член ЦК партии социалистов-революционеров, ее теоретик В.М.Чернов не отрицал, что Азеф производил на многих тяжелое впечатление.

В 1909г. весь мир был потрясен сенсацией: Азеф - провокатор. Уличил его "в самом злостном провокаторстве, небывалом в летописях русского освободительного движения" известный охотник за провокаторами в России В.Л.Бурцев. Позднее Б.Н.Николаевский сделал "героем" своей книги Азефа главным образом потому, что провокация сложилась в царской России "в стройную законченную систему", давшую миру "дело Азефа", которому суждено было войти в историю "в качестве классического примера провокации вообще".

Эсеры были потрясены, узнав о предательстве Азефа, многие не верили в это. Но факт остается фактом: Азеф был провокатором. Архивные дела об Азефе говорят сами за себя: Дела Департамента полиции по сношениям с Азефом за время с 1893 по 1902гг.; Дела того же Департамента полиции от 1909-1910гг. по подготовке материалов для правительственного ответа в Госдуме на запросы об Азефе; Дело служебного следователя, производившего дознание по делам Лопухина; Дело того следователя Чрезвычайной следственной комиссии, созданной Временным правительством в 1917г., который проводил специальное следствие об Азефе. Особняком среди материалов этой группы необходимо поставить сообщения А.В.Герасимова, бывшего начальника Охранного отделения в Петербурге в 1905-1909гг. и полицейского руководителя Азефа за время с апреля 1906г. по момент его разоблачения. Еще в начале 1917г. были опубликованы его письма - донесения начальнику заграничной агентуры Департамента полиции Л.А.Ратаеву, которые пестрят именами, явками, фактами. Но многое, по другим источникам, он не называл, так как был осторожен и всегда оставлял себе "свободу маневра" или лазейку.

Провокатором Азеф стал по доброй воле, причем в этом деле несомненно доминировали его меркантильные интересы. Никаких нравственных барьеров у него здесь не было: эту "химеру" заменил ему чистоган. Лицемерие и фальшь пропитали все его существо. И без этих качеств он вряд ли бы состоялся как "великий провокатор". "Великим он стал потому, что он был непосредственно причастен к "покушениям века", являлся крупной фигурой в революционном лагере и в то же время был накоротке со всеми руководителями царской политики, а это все давало возможность преуспеть в выбранной им сфере деятельности.

RSSСтраница 4 из 7 [Всего 7 записей]« Первая ... « 2 3 4 5 6 » ... Последняя »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат