Боевая организация партии социалистов-революционеров

Рефераты, курсовые, дипломные, контрольные (предпросмотр)

Тип: Реферат. Файл: Word (.doc) в архиве zip. Категория: История России
Адрес этого реферата http://referat-kursovaya.repetitor.info/?essayId=19275 или
Загрузить
В режиме предпросмотра не отображаются таблицы, графики и иллюстрации. Для получения полной версии нажмите кнопку «Загрузить». Рефераты, контрольные, дипломные, курсовые работы предоставляются в ознакомительных целях, не для плагиата.
Страница 3 из 7 [Всего 7 записей]« 1 2 3 4 5 » ... Последняя »

Создание Боевой организации в условиях нараставшего революционного подъема привело к усилению индивидуального террора. В осуществлении террористических актов, кроме Боевой организации, участвовали боевые дружины, созданные при ряде комитетов социалистов-революционеров (Гомельском, Одесском, Уфимском, Московском, Нижегородском и др.). Всего, по данным жандармерии, местными боевыми дружинами в течение 1905г. было совершено более 30 покушений, за 1906 год - 74 покушения, в 1907 - 57.

Агитационное значение террористических актов, считали руководители Боевой организации, заключается в том, что они приковывают к себе всеобщее внимание, будоражат всех, будят самых сонных, самых индифферентных обывателей, возбуждают всеобщие толки и разговоры, заставляют задуматься над многими вещами, о которых раньше им ничего не приходило в голову - словом, заставляют их политически мыслить хотя бы против их воли. Если обличительный акт Сипягину в обычное время был бы прочитан тысячами людей, то после террористического акта он будет прочитан десятками тысяч, а стоустая молва распространит его влияние на сотни тысяч, на миллионы. И если террористический акт поражает человека, от которого пострадали тысячи людей, то он вернее, чем месяцы пропаганды, способен переменить взгляд этих тысяч людей на революционеров и на смысл их деятельности. Для этих людей он будет ярким, конкретным ответом самой жизни на вопрос - кто им друг и кто им враг.

Как уже было отмечено, у истоков ПСР стояла плеяда исключительно энергичных, самоотверженных людей. Виктор Михайлович Чернов - один из основателей "Аграрно-социалистической лиги", последовательный сторонник террористической тактики, автор программных статей по этому вопросу, в работе "Террористический элемент в нашей программе" (июнь 1902г.) писал: "Вопрос о роли террористического элемента в революционной программе настолько серьезен и важен, что здесь не должно быть места никаким недомолвкам и никакой неопределенности. Его нельзя обойти, его необходимо решать... Террористические акты - средство слишком сильное, слишком чреватое всякими последствиями, чтобы их употребление можно было с легким сердцем всецело предоставить произволу отдельных лиц, подверженных случайным влияниям и настроениям. Гирш Лекерт явился в тот самый момент, когда необходим был акт возмездия. Но Гирш Лекерт мог и не явиться, что было бы тогда? Если объявить террористические акты делом исключительно иррегулярной, партизанской борьбы, то где ручательства, что они будут приходить вовремя и что их не будет не вовремя? Где ручательства, что цель будет выбрана удачно, что удар не обрушится на неподходящее лицо и не минует насильника, обуздание которого составляет затаенную мечту самых широких слоев населения?

Только партия... достаточно компетентна для решения подобных вопросов, и только партия достаточна сильна, чтобы обеспечить не случайно приходящий со стороны, а заранее подготовленный отпор врагу.

Террористические акты могут производить определенное положительное действие только тогда, когда за ними чувствуется сила, когда в них звучит серьезная, роковая угроза на будущее время...".

Парадокс заключается в том, что, никогда не участвуя в боевой деятельности эсеров, лидер партии обосновал необходимость и целесообразность политического террора: "Кровь есть ужас; ведь революция - кровь. Если террор роковым образом неизбежен, значит он целесообразен", "Террор в революции соответствует артиллерийской подготовке в бою".

Н.В.Чайковский - уполномоченный ЦК ПСР - в 1907г. призывал своих товарищей по партии перейти от индивидуального террора к партизанской войне, как непосредственной подготовке к народному восстанию и считал, "что такое дело должно быть беспартийным": "Наши методы борьбы устарели и требуют радикального пересмотра: они были выработаны в подготовительный период и отвечали его требованиям, но не годны, когда настала пора для самого боя... Действительным делом у нас занято только ничтожное число комитетчиков, а все периферии лишь смотрят на работу или участвуют в ней номинально...". Чайковский предлагает создать банды партизан, обучить их командиров, кормить их будет народ, им же необходимо только ясное понимание тех условий, в которых они могут продержаться достаточно долгое время и иметь успех. Партизанская война должна начаться сразу во многих пунктах страны с теми средствами, которые сейчас имеются в ее распоряжении. Такие банды могут в течение месяцев ускользать от преследования многих тысяч войск, нанося им в то же время то тут, то там чувствительные удары...

В партийных верхах к предложению Чайковского не прислушались, считая, что оно похоже на массовый терроризм, терроризм "снизу", за который ратовали анархисты. В "низах" же "боевизм" распространялся как эпидемия и различить, где заканчивается "революционер" и начинается "разбойник" становилось все труднее.

Л.Э.Шишко, оценивая террористические акты с точки зрения политического положения современной России, отмечал, что "трудно не видеть в них один из двух единственно возможных теперь способов политической борьбы. Другим способом остается вооруженное восстание. Вне этих способов политическая борьба невозможна теперь в России. Не социалисты-революционеры ищут насильственных средств: им объявлена истребительная война со стороны представителей голого насилия".

"На севастопольской гауптвахте он ждал петли. В камере на Лубянке ждал пули исполнителя. И виселица, и расстрел причитались в точном соответствии с законом. В молодости - по законам Российской империи. В зрелости - по законам Российской республики. 21 августа 1924 года он приступил к письменным показаниям. Почерк был твердым, текст сжатым, как возвратная пружина браунинга.

"Я, Борис Савинков, бывший член Боевой организация ПСР, друг и товарищ Егора Сазонова и Ивана Каляева, участник убийства Плеве, великого князя Сергея Александровича, участник многих других террористических актов, человек, всю жизнь работавший только для народа, во имя его, обвиняюсь ныне рабоче-крестьянской властью в том, что шел против русских рабочих и крестьян с оружием в руках".

27 августа 1924 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР начала слушанием дело Савинкова. Бориса Викторовича Савинкова, 45-ти лет, приговорили к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Имущества не было. Конфискации подлежала жизнь...

Имя этого читателя Савинков назвал в первых строках свои августовских показаний 1924 года. За двадцать лет до того они с Егором Сазоновым готовили покушение на министра внутренних дел, статс-секретаря и сенатора Плеве. Идеалом Плеве была вечная мерзлота политического грунта. Ему говорили, что со дня на день возможна студенческая демонстрация, он отвечал: "Высеку". Ему говорили, что в демонстрации примут участие курсистки, он отвечал: "С них и начну". Надо бы уточнить. Начинал Вячеслав Константинович - и продолжал - не розгами, а кандалами и эшафотами. Символ всего сущего он видел в параграфах инструкций. Он был столь же фанатичным бюрократом, как и свирепым шовинистом. Именно Плеве разгромил украинских мужиков-повста-нцев. Именно Плеве подверг военной экзекуции грузинских крестьян. Именно Плеве науськивал погромщиков на еврейскую голытьбу. Именно Плеве гнул долу финляндцев. И желая воздать должное коренным подданным, утопил русских матросов в пучинах Цусимы, русских солдат загубил на сопках Маньчжурии: именно Плеве подвизался в дворцовом круге рьяных застрельщиков Русско-японской войны.

"Я сторонник крепкой власти во что бы то ни стало, - бесстрастно диктовал он корреспонденту "Матэн". - Меня ославят врагом народа, но пусть будет, что будет. Охрана моя совершенна. Только по случайности может быть произведено удачное покушение на меня."

Интервью французскому журналисту дал Плеве весной 1902 года, усаживаясь в министерское кресло. Озаботившись личной безопасностью, он, что называется, брал меры: уже возникла эсеровская Боевая организация. Отметим претонкое обстоятельство - Плеве рассчитывал и на сверхсекретного агента-провокатора, фактического руководителя боевиков. Эта надежда взорвалась вместе с метательным снарядом. Июльским утром девятьсот четвертого года, в Петербурге группа Савинкова настигла карету министра на Английском проспекте. Плеве сразила бомба Егора Сазонова, тяжко израненного ее осколками. Эхо разнеслось всероссийское...".

RSSСтраница 3 из 7 [Всего 7 записей]« 1 2 3 4 5 » ... Последняя »


При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на сайт «Репетитор».
Разработка и Дизайн компании Awelan
www.megastock.ru
Проверить аттестат